Человек-легенда Номто Очиров

Очиров Номто Очирович Номто Очиров
Человек-легенда

10 октября 2016 года исполнилось 130 лет со дня рождения Номто Очирова, человека, записавшего (и таким образом сохранившего для всех нас) гордость калмыцкого народа — эпос «Джангар».

Очиров Номто Очирович прожил трудную жизнь, много лет он провел вдали от родины, около десяти лет — в заключении.

Родился Номто Очиров в год Красной собаки в местечке Хончнур, недалеко от зимней ставки владельца Малодербетовского улуса нойона Церен-Давида Тундутова. При рождении он по традиции получил имя-оберег Ноха, фамилия, как было принято у простолюдинов, образовалась от имени отца — Довукин Очира. Отец его служил у Тундутова кучером. Отношения между семьями князя и простого степняка были дружескими — Ноха и сын князя Данзан стали товарищами на всю жизнь. Благодаря поддержке Тундутовых сын конюха получил солидное образование. Он учился в малодербетовской улусной школе, затем окончил Калмыцкое училище в Астрахани и там же реальное училище. В 1905 году поступил в Санкт-Петербургский императорский университет, где закончил сначала факультет восточных языков, а затем, заочно, — юридический, став первым калмыком, получившим два высших образования. Плата за обучение студента Очирова поступала из средств общественного капитала астраханских калмыков, основным спонсором которого был князь Тундутов.

«Джангар» и не только

Главное, как потом окажется, дело своей жизни Номто Очиров совершил еще студентом, записав в 1908 году у земляка, икибухусовского джангарчи Ээлян Овла десять песен эпоса. До этого никому не удавалось записать целый цикл песен, были известны только фрагменты и отдельные главы. Ходило мнение, что калмыки забыли, утратили эпос. В 1910 году песни «Джангара» на тодо бичиг были изданы. Примерно в то же время Ноха Очиров принимает новое, более подходящее теперь имя — Номто, что значит «ученый».

Также в поездках по Калмыцкой степи Очиров собирал фольклор, песни и исторические предания, приобретал старинные рукописи. Круг его интересов не ограничивался лингвистикой и фольклором. После поездок по улусам молодой ученый в 1915 году издает книгу «Астраханские калмыки и их современное экономическое состояние».

В том же году совместно с учителем калмыцкого языка Л. Нармаевым подготовлен и выпущен «Калмыцкий букварь» для обучения детей «ясному письму» — тодо бичиг.


Очиров Номто Очирович

Основатель калмыцкой журналистики

Номто Очиров — еще и зачинатель калмыцкой журналистики. 15 ноября 1917 года в Астрахани он начал издание первой калмыцкой газеты «Ойратские известия». Газета выходила на тодо бичиг, ставила перед собой культурно-просветительные задачи, публиковала политическую информацию. Номто Очиров был ее редактором, писал статьи, подбирал материалы, привлекал авторов. Всего вышло 5 номеров, последний — 11 января 1918 г. На следующий день в Астрахани начались бои между сторонниками казачества и Советской власти, которые закончились победой Советов. Номто Очиров вместе с остатками Астраханского казачьего войска, которым тогда командовал Данзан Тундутов, покинул город. Позже, уже работая в ЦИК Калмобласти, Номто Очирович станет выпускать журнал под тем же названием, а ещё позже журнал «Калмобласть» — оба, правда, быстро прекратили существование за недостатком финансирования. А 15 ноября теперь отмечается как День калмыцкой печати.

Амнистия от Ленина

Номто Очиров упомянут в знаменитом воззвании Ленина (то самое «Братья калмыки!») к калмыцкому трудовому народу, напечатанном в газете «Известия ВЦИК» 24 июля 1919 года. «Для того, чтобы привлечь к делу строительства калмыцкой жизни как можно больше деятелей из среды самих калмыков, — говорилось в воззвании, — Совет Народных Комиссаров решил объявить амнистию многим из тех видных калмыцких деятелей, как-то: Баянова, Очирова и др., которые до сих пор находятся в стане белогвардейцев».

Один раз это поможет Номто Очирову, когда после ареста в 1920 году в Екатеринодаре (сейчас — Краснодар), откуда он не стал отступать дальше вместе с Белой армией, его доставят в Астраханскую ЧК. Тогда в Москву на имя Ленина председатель Калмыцкого ЦИКа Чапчаев Араши Чапчаевич направил телеграмму с просьбой амнистировать ценного специалиста. После чего Номто Очиров был освобождён. Затем Чапчаев снова помог ему, назначив представителем Калмобласти при народном комиссариате по делам национальностей в Москве.

В дальнейшем Номто Очиров работал в различных совучреждениях Калмобласти, пока в 1925 году его окончательно не «вычистили» как бывшего белогвардейца.

Улан Залата

В начале 20 века появляется калмыцкая интеллигенция — целая плеяда молодых людей, получивших университетское образование. Вместе с Н. Очировым в С.-Петербурге тогда же учились, например, такие люди как Санджи Баянов и Эренджен Хара-Даван.

Калмыцкие студенты создали национальную организации «Улан залата». Они мечтали о восстановлении автономии Калмыкии. Почти 150 лет после ликвидации Калмыцкого ханства калмыки и их земли были разделены между Астраханской, Ставропольской губерниями и Донской областью. Управление народом осуществлялось через институт попечителей.

Осенью 1914 года Номто Очиров объезжал Калмыцкую степь вместе с князем Данзаном Тундутовым, агитируя народ переходить в казачество. Казачье сословие пользовалось в Российской империи определенными привилегиями. Переход в казачество решал самый главный вопрос — о земле.

После Февральской революции Номто Очиров едет на родину. В то время в стране происходили перемены, появилась возможность самоопределения калмыцкого народа.
Как многие во время гражданской войны он метался, не зная, что выбрать. Он то участвовал в заседаниях исполнительного комитета Калмобласти, то присоединялся к Белой армии. Был членом Калмыцкого войскового правительства — составной части Астраханского казачьего войска. При этом Номто Очиров не воспользовался возможностью эмигрировать за границу. Главным для него всегда было работать на благо своего народа.

Тюрьма и ссылка

Участие в белом движении Номто Очирову советская власть не простила. Начиная с 1929 года он четыре раза подвергался арестам. Его обвиняли сначала в контрреволюционной деятельности, затем в антисоветской агитации. Вся его дальнейшая жизнь — аресты, тюрьмы, лагеря и спецпоселения. В 1931 году Коллегия ОГПУ СССР вынесла приговор Номто Очирову: 5 лет лагерей с отбыванием наказания в Новосибирской области — за деятельность до 1920 года. За хорошее поведение был досрочно освобожден через три года. Возвращаться в Калмыкию ему было запрещено.

Во время войны Номто Очиров работал в Казахстане юрисконсультом и адвокатом. Работал так, что бывшего заключенного в 1947 году даже наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

В конце 1950 года, когда он работал районным адвокатом при Кокпектинском нарсуде Семипалатинской области, последовал арест по ложному доносу. Осудили на 10 лет. На свободу Номто Очиров вышел в 1956 году — с подорванным здоровьем, 70-летним стариком.

Вернувшись в восстановленную республику, он жил в посёлке Советское (сейчас — Кетченеры, Кетченеровский район) у сестры.

Номто Очиров умер тихо, во сне, 11 июля 1960 года. Похоронен на поселковом кладбище. Сохранился дом, где он провел последние годы жизни.

Без семьи

В начале 1920-х, в недолгое время стабильности своей жизни, Номто Очиров женился на девушке из станицы Иловайской Докте Пасугиновой (род. 1897). Докта закончила медучилище в Астрахани, там же тогда находились все учреждения Калмобласти. В 1922 году у молодоженов родился сын Мерген. Но семейная жизнь не сложилась. У Номто Очирова начались проблемы — в 1925 году его «вычистили» из Калмплана без дальнейших перспектив. Когда Мергену было 5 лет, родители развелись. Возможно, Докта решила, что жить с человеком с белогвардейским прошлым — не лучший вариант. Докта вышла замуж за полную противоположность Очирова, — работника НКВД Лиджи Кичикова, — и отсудила сына. Кичиков относился к Мергену как к родному, усыновил его. Так родной сын Номто Очирова оказался Мергеном Лиджиновичем Кичиковым. Вскоре Кичиков был направлен в Монголию, служил советником самого Чойболсана. Там в 1935 году Докта и умерла. Через год Кичиков женился снова. В 1937 году его отозвали в Москву, арестовали и расстреляли. Мачеха отвезла Мергена к родственникам Докты в Калмыцкий район Ростовской области. В Великую Отечественную Мерген Кичиков воевал в артиллерии, был награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени. Отец и сын встретились в 1946 году, когда Мерген после войны приехал жить в Алма-Ату. Номто Очиров тогда проживал в поселке Кокпекты. Через знакомых калмыков Мерген узнал о местонахождении отца.

Можно сказать, что сын Номто Очирова пошел по стопам отца. Он стал крупным ученым, доктором исторических наук, профессором. Был одним из организаторов исторической науки в Калмыкии после восстановления автономии, писал труды по истории Калмыкии, в особенности об участии калмыцкого народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Умер в 1999 году.

Имени Номто

В Элисте есть улица имени Номто Очирова, на ней же установлен памятник ему. Имя Очирова носит школа №8, в ней организован маленький музей ученого. Также музей есть в школе села Червленое Волгоградской области.

В 1992 году создан Фонд культуры «Наследие» имени Номто Очирова. Возглавляет его Нина Санджариковна Уланова (родилась в 1931 году), племянница Номто Очирова, дочь его родной сестры Киштя Очировны. Во многом ее трудами удалось добиться полной реабилитации имени Номто Очирова. По инициативе Фонда изданы научные работы «Номто Очиров: жизнь и судьба», «Избранные труды Номто Очирова», «Мецк дееж».

В год празднования 400-летия добровольного вхождения калмыков в состав Российского государства Фонд возвел в поселке Солянка (там находилось имение князей Тундутовых) Волгоградской области Ступу Просветления. В настоящее время ведется работа по восстановлению в Солянке усадьбы князей Тундутовых.

Рассказывает Нина Санджариковна:

— Дядя был для меня таинственным человеком, о нем дома всегда говорили шепотом. Меня маленькую это удивляло: почему такая секретность? Впервые я его увидела в 8 лет. Было это в 1939 году у нас в Червленом. Он пришел ночью, тайком. Мама сразу уложила меня спать, но я подглядывала из-под одеяла. Помню, он показался мне огромным человеком, запомнилось черное пальто. Дядя, думая, что я сплю, погладил меня по голове. Утром проснулась, а его уже нет. В следующий раз мы увиделись только в 1956 году в Сибири. Дядя приехал к нам в Алтайский край после лагеря. Его выпустили раньше срока — актировали по болезни. У него была парализована правая сторона тела. Последние годы дядя жил с нами в Советском — мы с мамой ухаживали за ним, обстирывали, купали в железном корыте. Помню, он много читал — и мне советовал читать — Чехова, Пушкина, Тургенева. Я постоянно бегала в библиотеку за книгами для него.

Личных вещей Номто Очирова из-за постоянных переездов, обысков и конфискаций почти не сохранилось. В Фонде хранится небольшая тетрадка с записями разных лет, сделанных его рукой.

Вспоминая былое, он писал:

«Все равны и переполнены желанием помочь друг другу — так мечтал я, юноша, и говорил сам себе: будь честен и справедлив ко всем, старайся сделаться полезным для других; учись, чтобы укрепить и развить свои этические и умственные способности, чтобы быть общественно полезным деятелем».

Этому кредо Номто Очиров следовал всю жизнь.


Очиров Номто Очирович

Василий Ванькаев
Элиста, Республика Калмыкия

Популярные материалы на эту тему:


Республика Калмыкия
Калмыкия валюта

Оставить комментарий

Поиск
Республика Калмыкия
    Золотой храм Будды
    Советы туристам
    Афиша
    Калмыкия Твиттер Калмыкия ВКонтакте Калмыкия в Фейсбук
    Программа
    Калмыкия
    Радио Калмыкия
    Места приема подарочных сертификатов
    Калмыкия
    Калмыкия
    Праздники
    Ритуалы продления жизни
    Как улететь на Юг
    Фестиваль тюльпанов
    Природа Калмыкии
    Поездка на лотосовые поля
    Фото Калмыкии
    Карта Калмыкии
    Борцоки
    Как бесплатно покушать в ресторане в Элисте
    Птицы озера Маныч Гудило
    Тур на верблюдах
    Стивен Сигал в Элисте
    Цветение лотосов
    Экскурсия Сайгаки
    Экотуризм в России
    Как добраться
    Жизнь кочевников в Калмыкии
    Фото Калмыкии
    Калмыкия
Республика Калмыкия
    Калмыцкая бабушка помогла возвращению джедая